народов мира

Молдавские сказки

Молдавские сказки

Поп и кобыла

Жила-была старуха, и имела она сына. А жили они бедно-пребедно, даже ложки в доме не было. Пришло время, и сложила старуха руки на груди. Делать нечего, умерла — так надобно похоронить ее по-человечески, а бедный сын только руками разводит: досок для гроба и тех нет. Держать же усопшую на лавке негоже. Пошел он побираться, ходил-ходил, хоть из ружья пали — ничего не может найти. Скрепя сердце пошел к попу и поведал о беде своей.

— Только уговор, сын мой,— молвит поп,— заплатишь мне за панихиду, дабы господь принял усопшую в ряды праведных и непорочных. Читать далее

Путник и распятие

Один бедный странник держал как-то путь вдоль дороги. Притомившись, подумал он, что неплохо было бы отдохнуть, и остановился возле большого деревянного распятия. Поел, что в котомке было, и прилег под крест. Только заснул, поднялся ураган, сильный порыв ветра повалил на путника крест и переломил ему поясницу. Принялся он стонать да охать, а в это время некий человек проезжал мимо на кэруце и, увидев, что натворили ветер к крест, увез путника в село. Читать далее

Пэкалэ и боярин

Сидел как-то Пэкалэ на лесной опушке и думал, чем бы ему заняться. Взглянул он на дорогу и видит — прямо к нему коляска катит. Поставил Пэкалэ большое бревно торчком, обхватил руками и держит, чтобы не падало.

А в коляске ехал боярин с боярыней, и кучер лошадьми правил.

Увидел боярин Пэкалэ, приказал кучеру остановиться. Читать далее

Пэкалэ и Тындалэ на работе у попа

— Мы,— сказал Тындалэ,— с тобой побратимы, давай наймемся к одному хозяину и будем всегда вместе!

— Давай,— ответил Пэкалэ. И нанялись они к попу. Дело было летом, и поп послал Тындалэ на гумно, а Пэкалэ велел корову пасти.

Корова у попа была с норовом и пугливая — упаси бог, какая пугливая! Начнет щипать траву да как вдруг рванется и помчится, проклятая, до седьмой межи. Несчастному Пэкалэ пришлось целый день бегать за нею. К вечеру бедняга совсем с ног сбился. Читать далее

Слуга и барин

Сказывают, жил когда-то барин, и было у него множество птичников, а в них несметное количество кур и уток, и гусей. Нанял себе барин слугу, чтоб было кому заботиться о всей этой птице, кормить ее, поить, на ночь закрывать, а сам он, бывало, приходит раз в два-три дня да и пересчитывает птицу. И столько было там работы, что бедному слуге и передохнуть некогда было, не говоря уж о том, что курятины он и не нюхивал. Как же! Все барину доставалось. Думал слуга, думал об этой несправедливости, и вот однажды поймал он гуся да в горшок его, а потом съел, сердце свое усладил. Стал барин пересчитывать свою сотню гусей, а их только девяносто девять. Читать далее

Тебе досталась одна душа, а мне — две

Жил-был бедный-пребедный парень. С малых лет остался он сиротой, без отца, без матери. Пришлось ему в батраки наняться. Батрачил он, батрачил, горе мыкал, спину на хозяев гнул, да никакого толку в жизни не добился. Вот решил он бросить хозяина и податься, куда глаза глядят. Идет по дороге и сам себе говорит:

— На многих я спину гнул, только черту еще не служил. Послужу-ка теперь и ему, авось и мне что-нибудь достанется. Читать далее

Трандафир — пшеничное зерно

Случилось это давным-давно, когда медведь был щенком, осел — калым телём, а волк пас овец под горой, оглашая долины свирели игрой. В те времена правил на юге Красен-царь. Много лет царствовал он, а детей у него все не было. Когда заботы и скорбь от такого несчастья обступили его со всех сторон, появился на царском ложе гость — то царица родила мальчика, красивого, сильного, и нарекли его Трандафир-пшеничное зерно.

Царь и царица правили страной в спокойствии и согласии со всеми людьми. Будучи уже глубокими старцами, сложили они руки на груди и умерли. На трон вступил их сын Трандафир-пшеничное зерно, который был тогда в расцвете сил. Взошел он на престол и стал править как править, да не зря говорится: когда цветок расцветет — пчела пыльцу соберет. Читать далее

Турок и девушка

Давным-давно, я впрочем, не так уж и давно, напали турки на Молдову.

Красные фески разбрелись по всем городам, по всем селам. Палкой и батогом заставляли людей платить подати и творили много насилий — одной матушке-земле ведомо сколько.

Собрались как-то в одном селе на посиделки девушки на выданье, женщины помоложе и постарше, за шутками-прибаутками прядут себе и прядут. Вдруг кто-то постучал в окно. Девушки стали посмеиваться и подталкивать друг дружку: Читать далее