народов мира

Сага об Олаве Святом (часть 1)

Олав сын Харальда из Гренланда рос у своей матери Асты в доме своего отчима Сигурда Свиньи. У Асты служил тогда Храни Путешественник. Он воспитывал Олава сына Харальда. Олав рано возмужал. Он был хорош собой, среднего роста. С детства он был умен и красноречив. Сигурд Свинья был хороший хозяин и заставлял своих людей много работать, а сам присматривал за полями и лугами, скотиной и мастерскими в бывал всюду, где работали его люди.

Однажды Сигурд конунг собрался в дорогу. Никого из работников на хуторе тогда не было, и он попросил Олава, своего пасынка, оседлать ему коня. Олав пошел в козий хлев, выбрал там самого большого козла, привел в дом, надел на него седло конунга, а потом вышел и говорит, что конь оседлан. Сигурд пошел, увидел, что сделал Олав, и сказал:

— Видно, ты не хочешь слушаться моих приказаний. Права твоя мать, не следует заставлять тебя делать то, что тебе не по вкусу. Видно, мы с тобой разные люди. Ты более гордый человек, чем я.

Олав ничего не отвечает, усмехается и уходит.

Олав сын Харальда был невысок, коренаст и силен. Волосы у него были русые, лицо широкое и румяное, кожа белая, глаза очень красивые, взгляд острый, и страшно было смотреть ему в глаза, когда он гневался. Олав владел многими искусствами: хорошо стрелял из лука, отлично владел копьем, хорошо плавал. Он сам был искусен во всяких ремеслах и учил других. Его прозывали Олавом Толстым. Говорил он смело и красиво. Он рано стал умным и сильным, как настоящий мужчина. Все родичи и знакомые любили его. Он был упорен в играх, и везде хотел быть первым, как ему и подобало по его знатности и происхождению.

Олаву было двенадцать лет, когда он впервые отправился в поход. Аста, мать Олава, дала его воспитателю Храни дружину и поручила ему заботиться об Олаве, так как Храни раньше часто бывал в викингских походах. Когда Олав получил корабли и дружину, дружинники стали называть его конунгом, так как существовал такой обычай: сыновья конунгов, становясь предводителями дружин, назывались конунгами, хотя они и не правили землями. На руле сидел Храни, поэтому некоторые говорят, что Олав, хотя и был конунгом, сидел на веслах как простой гребец. Они поплыли вдоль берега на восток в Данию. Об этом так говорит скальд Оттар Черный:

К Дании ты, юный,
Вел, являя волю
Великую, волка
Долин лебединых.
Нес удачу князю
Сей поход, и сведал —
Отсель твоя сила —
Скальд о нем немало.

Когда наступила осень, Олав поплыл дальше на восток в Швецию и начал там разорять и жечь селения, так как считал, что должен отплатить шведам за то, что они убили его отца. Оттар Черный ясно говорит о том, что из Дании Олав поплыл на восток:

Вы на соль спустили
Вёсельные доски
Хляби. Липы битвы
Ладьи оградили.
Шли вперед под полным
Парусом, искусно
Ставя снасть, и вёсла
Валы разрезали.
Усладитель дятла
Сеч, внушала ужас
Рать твоя в Свитьоде,
Где ты брег кровавил.

Той же осенью в шведских шхерах у Шхеры Соти Олав впервые был в битве. Там он сразился с викингами. Их предводителя звали Соти. Людей у Олава было меньше, но корабли у него были больше. Олав поставил свои корабли между подводными камнями, так что викингам было нелегко к ним приблизиться, а на те корабли, которые подходили ближе, люди Олава набрасывали крюки, подтягивали их и очищали от людей. Викинги недосчитались многих и отступили. Сигват скальд говорит об этой битве в той висе, где он перечисляет битвы Олава конунга:

Пенным долом длинный
Тёс кормы нёс князя.
Пред вождём народы
Потом трепетали.
Мочил волчьи лапы —
Донесло преданье —
Он впервые кровью,
Яр, у Шхеры Соти.

Потом Олав конунг поплыл на восток в Швецию. Он вошел в Лёг и начал грабить по обоим берегам. Он направился к Сигтунам и стал у Старых Сигтун. Шведы говорят, что там еще сохранились кучи камней, которые Олав велел насыпать под конец сходней. Когда наступила осень, Олав узнал, что Олав конунг шведов собрал большое войско, перекрыл железными цепями пролив Стокксунд и поставил там своих людей. Конунг шведов хотел задержать Олава до морозов. Он считал, что войско у Олава никудышное, так как людей у того было мало. Олав конунг подошел к Стокксунду, но не смог там выйти в море. На западном берегу было укрепление шведов, а на южном — шведское войско. Когда Олав узнал, что конунг шведов направляется к нему с большим войском и множеством кораблей, он приказал прорыть через перешеек Агнафит канал в море.

В то время шли сильные дожди, а в Лёг стекают ручьи и реки со всей Швеции, и из озера в море ведет одна единственная протока, такая узкая, что многие ручьи шире нее. Когда идут сильные дожди и тает снег, вода с такой силой устремляется из Лёга, что Стокксунд превращается в водопад, а озеро выходит из берегов и затопляет большие пространства. Когда канал прорыли, по нему потоком хлынула вода в море. Олав конунг приказал поднять паруса и снять кормила. Дул попутный ветер. Они правили веслами, и все большие корабли Олава вышли в море целые и невредимые.

Шведы тогда отправились к Олаву Шведскому и рассказали ему, что Олав Толстый вышел в море. Конунг шведов был сильно разгневан на тех, кто должен был следить, чтобы Олав не ушел в море.

Этот канал потом назвали Проливом Конунга, и корабли могут проходить его только по большой воде. Некоторые говорят, что шведы заметили, как по прорытому Олавом каналу пошла вода, и бросились туда по берегу, чтобы помешать Олаву выйти в море, но вода подмыла берега, они обвалились, и многие шведы погибли. Но шведы отрицают это, и считают рассказ о том, что погибло много народу, выдумкой.

Той же осенью Олав поплыл к Готланду и хотел его разорить, но готландцы собрались и решили отправить послов к конунгу и предложить ему дань. Конунг соглашается, берет дань и остается там на зиму. Оттар так говорит об этом:

Столп дружин! Склонился
Люд готландский к дани,
Не дерзая землю
Отстаивать сталью.
Рать Эйсюслы, силы
Истощив, бежала,
Вволю поживились
На востоке волки.

Говорят, что когда наступила весна, Олав конунг отправился на восток в Эйсюслу, высадился на берег и начал разорять страну, но жители Эйсюслы подошли к берегу и вступили с Олавом в бой. Олав одержал победу, обратил их в бегство и стал разорять их страну. Говорят, что когда Олав конунг со своей дружиной подошел к Эйсюсле, бонды сперва предложили ему дань, но когда они несли ее к берегу, Олав конунг с дружиной вышел им навстречу, и все получилось иначе, чем задумали бонды, так как они шли не с данью, а с оружием, и они вступили в сражение с конунгом, как об этом уже говорилось раньше. Сигват скальд так говорит об этом:

Срок минул, и Олав
Вдругорядь шёл ратью —
Князь их козни сразу
Узрел — на Эйсюслу.
Люди не искали
Смерти в рети. Многим
В бегстве только ноги
Жизнь спасали, княже.

Потом Олав конунг поплыл назад в Страну Финнов, высадился на берег и начал разорять селения. Все финны убежали в леса и увели с собой весь скот. Конунг двинулся тогда вглубь страны через леса. Там было несколько поселений в долинах, которые называются Хердалар. Они захватили там скотину, какая была, но из людей никого не нашли. День клонился к вечеру, и конунг повернул обратно к кораблям. Когда они вошли в лес, со всех сторон появились люди, они стреляли в них из луков и теснили их. Конунг велел закрыть его щитами и обороняться, но это было нелегко, так как финны прятались в лесу. Прежде чем конунг вышел из леса, он потерял многих людей, а многие были ранены. Конунг вернулся к кораблям вечером. Ночью финны вызвали колдовством непогоду, и на море поднялась буря. Конунг приказал поднять якорь и поставить паруса и ночью поплыл против ветра вдоль берега, и, как потом это часто бывало, удача конунга была сильнее колдовства. Ночью им удалось пройти вдоль Балагардссиды и выйти в открытое море. И пока корабли Олава шли вдоль берега, войско финнов преследовало их по суше. Сигват говорит так:

И в походе трудном
Третью он при встрече
С финнами, сын княжий,
Дал битву в Хердаларе.
Там их струги Эгир
Снял со скал прибрежных,
И страна за бортом
Балагард лежала.

Потом Олав поплыл в Данию и встретился там с Торкелем Высоким, братом ярла Сигвальди. Торкель присоединился к Олаву, так как он как раз собрался в поход, Они поплыли на юг вдоль берега Йотланда к тому месту, которое называется Судрвик, и захватили много викингских кораблей.

Эти викинги, которые с большими дружинами постоянно были в походах, называли себя конунгами, хотя они и не правили землями. Олав напал на викингов, и произошла большая битва. Олав одержал победу. Сигват так говорит об этом:

И четвертый вскоре
Спор мечей затеял
Вождь, — молвой прославлен
Бой его геройский —
Когда там у данов
Дружины в ужасном
Судрвике нещадно,
Мир поправ, сражались.

Потом Олав конунг поплыл на юг в Страну Фризов и стал во время сильного шторма у Киннлимасиды. Там конунг со своей дружиной высадился на берег, а фризы поскакали им навстречу и вступили с ними в бой. Сигват скальд так говорит об этом:

В пятый раз, угроза
Татей, ты подставил
Там в Киннлимасиде
Борты под удары.
Когда мчалась к брегу
Рать, блистая сталью,
Княжьи в бой отважно
Ринулись дружины.

Олав конунг поплыл на запад в Англию. В то время в Англии был со своим войском конунг датчан Свейн Вилобородый, он тогда уже занимал владения Адальрада конунга. Датчане тогда захватили большую часть Англии, так что Адальрад конунг бежал из своей страны на юг в Валланд. Той же осенью, когда Олав конунг прибыл в Англию, случилось вот что: Свейн конунг, сын Харальда, внезапно умер ночью в своей постели, а англичане говорят, что его убил Эадмунд Святой, точно также как святой Меркурий убил Юлиана Отступника. Когда об этом узнает Адальрад конунг англов, он тотчас возвращается в Англию. Вернувшись в Англию, он объявил, что предлагает плату всем тем, кто поможет ему захватить страну. Собралось тогда у него много народу. Пришел к нему на помощь и Олав конунг с большим отрядом норвежцев.

Они подошли к Лундуну и вошли в Темпс, а датчане засели в крепости. На другом берегу реки стоит большой торговый город, который называется Судвирки. Там у датчан было большое укрепление: они вырыли глубокий ров, а с внутренней стороны укрепили стены бревнами, камнями и дерном, и внутри этого укрепления стояло большое войско. Адальрад конунг приказал взять крепость штурмом, но датчане отразили натиск, и Адальрад конунг ничего не мог поделать. Между крепостью и Судвирки был такой широкий мост, что на нем могли разъехаться две повозки. На этом мосту были построены укрепления — башни и частокол, человеку по пояс, — направленные по течению. Мост этот держался на сваях, которые были врыты в дно. Во время нападения Адальрада датчане стояли по всему мосту и защищали его. Адальрад конунг был очень озабочен тем, как ему захватить мост. Он созвал предводителей всех своих отрядов и спросил их совета, как захватить мост. Олав конунг говорит тогда, что он попытается подойти к мосту со своим отрядом, если другие предводители захотят сделать то же самое. На этом совете было решено, что они подойдут на кораблях под мост. Каждый тогда подготовил свои корабли и войско.

Олав конунг велел приготовить большие щиты из прутьев, а также из разнообразных плетеных строений. Эти щиты он велел укрепить над кораблями так, чтобы щиты выступали за края бортов. Щиты эти держались на высоких шестах, которые были поставлены на таком расстоянии друг от друга, чтобы укрытие защитило от камней, которые могли бросать с моста, но вместе с тем позволяло вести оборонительный бой. Когда войско было готово, они поплыли вверх по течению. А когда они добрались до моста, сверху на них посыпались копья, стрелы и такие большие камни, что ни щиты, ни шлемы не выдерживали, и даже корабли получили сильные повреждения. Многие корабли тогда отошли назад, а Олав конунг со своей дружиной норвежцев продолжал продвигаться вверх по течению под мост. Его люди привязали толстые канаты к сваям, на которых стоял мост, пустили все свои корабли вниз по течению и гребли при этом изо всех сил. Сваи вырвало из-под моста и потащило по дну. И так как на мосту стояло большое войско и было много оружия и камней, то, когда сваи вырвало, мост проломился, и многие попадали в реку, а остальные разбежались, кто в город, а кто в Судвирки. После этого они напали на Судвирки и захватили его. И когда горожане увидели, что враги захватили Темпс и могут теперь беспрепятственно плыть дальше вглубь страны, они испугались, сдали город и подчинились Адальраду конунгу. Оттар Черный говорит так:

Орешник пороши
Стрел, мосты разрушив
Лундуна, владенья
Вы отвоевали.
Потрудились в битве
Славно тарчи, старой —
Рос шум Грима — стали
В прах стирались жала.

А еще он говорит так:

Ты, оплот народов,
Землей Адальрада
Наделил. Был щедрый
Рад твоим победам,
Когда водворился
Вновь — там бой суровый
Шел — Ятмундов родич
В стране обретенной.

А Сигват говорит так:

Шестой под мостами
Лундуна гром Гёндуль
Грянул: шел всесильный
Князь войной за англов.
Стойко у Судвирки
Отражая вальской
Стали натиск, войско
Ров обороняло.

Олав конунг был всю зиму с Адальрадом конунгом. У них была большая битва на пустоши Хрингмарахейде в Ульвкельсланде, где правил Ульвкель Мудрец. Конунги одержали победу. Об этом так говорит Сигват скальд:

И седьмую песню
Стрел в стране Ульвкеля
Завел — скальд про это
Молвит слово — Олав.
Строй в Хрингмарахейде
Англов встал, но брани
Смертоносной отпрыск
Не бежал Харальдов.

А Оттар говорит об этой битве так:

Вы вдали от брега
Булат обагрили,
Смерть в Хрингмарахейде
Средь жителей сея.
Толпы их в метели
Копий сталь сгибала,
А многие в бегстве
Главы не сносили.

Адальрад конунг тогда подчинил себе значительную часть страны, но у тингаманнов и датчан оставалось еще много городов, и они владели еще многими областями Англии.

Олав конунг был предводителем всего войска, когда они отправились к Кантарабюрги и сражались там до тех пор, пока не захватили город. Они многих убили, а город сожгли. Оттар Черный говорит так:

Князь, унизив в битве
Владык родовитых,
Поборол ты к утру
Кантараборг город.
Вволю бушевали
Огонь и дым на стогнах,
Беспощаден к людям
Ты был, победитель.

А Сигват считает эту битву восьмой битвой конунга:

Ведаю: восьмую
Битву, покровитель
Гриди, ты у града
Начал, недруг вендов.
Кантараборг тщетно
Отстоять владыки
Силились. Печали
Ждали знатных партов.

Олав конунг нес оборону Англии и обходил ее побережье на боевых кораблях. Он остановился в Нюямоде, где стояло войско союзников датчан. Олав конунг начал битву и одержал победу. Сигват скальд говорит так:

Щедро кудри англов
Князь в багрец окрасил,
Когда в Нюямоде
Дождь тел тек по стали.
Князь, я перечислил
Девять сеч: без счета
Там викингов в драке
Стрел свирепой пало.

Олав конунг много ездил тогда по стране и собирал дань, а если ему отказывались платить, он разорял страну. Оттар говорит так:

Князь неумолимый!
Всюду к дани англов
Ты склонял, бессильных
С прославленным спорить.
Были рады люди
Откупиться златом,
Вождю не жалели
Дорогих подарков.

В этот раз Олав оставался в Англии три зимы.

На третью весну умер конунг Адальрад, и стали править его сыновья — Эадмунд и Эадвард. Олав поплыл тогда на юг и сражался в Хрингсфьорде. Он захватил крепость в Холе, где засели викинги, и разрушил ее. Сигват скальд говорит так:

Витязь рек, и рати
Двинулись к Хрингсфьорду,
Где сравнял десяток
Битв воитель смелый.
Рушились по княжьей
Воле в Холе стены
Викингов: им выпал
Срок изведать беды.

Олав конунг направился со своим войском на запад в Грислуполлар и сражался там с викингами у Вильяльмсбёра. Сигват говорит так:

А как юный конунг
Шел на Грислуполлар,
Стало счетом, Олав,
Одиннадцать тингов.
Сведал предовольно
Скальд о том, что шлемы
Не остались целы
Возле Вильяльмсбёра.

Потом Олав конунг сражался на западе в Фетлафьорде, как об этом говорит Сигват:

Вступил спутник славы
В спор при Фетлафьорде,
Волчице двенадцать
Раз швырял он мясо.

Оттуда Олав конунг направился на юг в Сельюполлар и сражался там. Он захватил там большой и древний город, который называется Гуннвальдсборг, и взял в плен ярла по имени Гейрфинн, который там правил. Олав вступил в переговоры с горожанами и потребовал у них выкуп за город и за ярла размером в двенадцать тысяч золотых скиллингов. И ему заплатили столько, сколько он потребовал. Сигват говорит так:

Трёндов князь тринадцать
Браней дал, нагрянув
В Сельюполлар, многих
Сталь его достала.
Вознамерясь ярла
Взять в полон, Гейрфинна,
Отрядил поутру
В Гуннвальдсборг он рати.

После этого конунг направился со своим войском на запад в Карлсар. Там он дал битву и разорял страну. И когда Олав конунг стоял в Карлсаре и ждал попутного ветра, чтобы плыть в Нёрвасунд, а оттуда в Йорсалахейм, ему приснился замечательный сон, будто подошел к нему статный и видный, но внушающий ужас муж и заговорил с ним. Он просил Олава отказаться от своего намерения плыть в дальние страны.

— Возвратись в свою отчину, потому что навеки будешь конунгом Норвегии.

Олав конунг понял этот сон так, что он будет править страной и своими соотечественниками долгие времена.

Из-за этого сна он повернул назад и стал у Пейтуланда. Там он разорил и сжег город, который называется Варранди. Об этом говорит Оттар:

И в поход на Пейту,
Ратолюб, отправясь,
В Тускаланде красный
Вы щит испытали.

А Сигват говорит так:

Шел войной на Лейру —
Сталь о сталь ломалась
Старая — князь Мёров,
Меч в крови омывший.
Там Варранди Ньёрдам
Шлемов в устрашенье
Был вдали от брега
Спален в Пейтуланде.

Олав оставался в викингском походе на западе в Валланде два лета и одну зиму. К тому времени прошло тринадцать лет после гибели конунга Олава сына Трюггви. В Валланде было тогда два ярла — Вильяльм и Родберт, отцом их был Рикард ярл Руды. Они правили Нормандией. Сестрой их была Эмма, на которой был женат Адальрад конунг англов. У них были сыновья Эадмунд, Эадвард Добрый, Эатвиг, Эатгейр. Рикард ярл Руды был сыном Рикарда, сына Вильяльма Длинное Копье, а тот был сыном Хрольва Пешехода, который захватил Нормандию. Хрольв был сыном Рёгнвальда Могучего ярла Мёра, как об этом уже было написано раньше.

От Хрольва Пешехода ведут свой род все ярлы Руды, и они всегда считали себя родичами норвежских правителей, гордились этим и всегда были лучшими друзьями норвежцев, а норвежцы были в мире с ними в силу этой дружбы. Осенью Олав конунг приплыл в Нормандию и оставался всю зиму на Сигне, и соблюдал мир.

После гибели Олава сына Трюггви Эйрик ярл помирился с Эйнаром Брюхотрясом, сыном Эйндриди сына Стюркара. Эйнар отправился с ярлом на север в Норвегию. Говорят, что Эйнар был человеком очень сильным и лучшим в Норвегии стрелком из лука. Он намного превосходил всех в стрельбе из лука. Он пробивал стрелой без наконечника подвешенную на шесте свежую воловью шкуру. Он отлично ходил на лыжах, был очень сноровистым и доблестным мужем. Он был человеком родовитым и богатым. Эйрик ярл и Свейн ярл выдали за Эйнара свою сестру Бергльот, дочь Хакона. Она была очень достойной женщиной. Сына их звали Эйндриди. Ярлы дали ему большое поместье в Оркадале, и он сделался самым могущественным и знатным человеком в Трёндалёге. Он был большим другом ярлов и их самой надежной опорой.

Эйрику ярлу не нравилось, что у Эрлинга сына Скьяльга такие большие владения, и он завладел всеми теми землями, которые Олав конунг дал Эрлингу. Эрлинг так же, как и раньше, собирал все подати с Рогаланда, и часто бонды платили ему двойные подати, так как иначе он разорял их селения. Ярлу мало доставалось и взысков за неуплату податей, так как его сборщики не удерживались там, а сам ярл только тогда мог ездить по пирам, если с ним было много людей. Сигват говорит так:

С родом ярлов Эрлинг
Не на шутку, шурин
Князя, как сразили
Олава, поспорил.
И вторую, славный,
Сестру дал Рёгнвальду,
Ульвова надолго
Отца осчастливил.

Эйрик ярл не затевал войны с Эрлингом, поскольку у того было много влиятельных родичей и сам он был человеком могущественным и имел много друзей. При нем всегда была большая дружина, такая же, как если бы он был конунгом. Часто летом Эрлинг отправлялся в походы и добывал себе добро, так как он жил на широкую ногу, хотя теперь у него было меньше поместий, и были они не такие доходные, как во времена его шурина Олава конунга. Эрлинг был очень красивым, статным и сильным мужем. Он был доблестен в бою, и во всем был похож на конунга Олава сына Трюггви. Он был человеком мудрым, ревностным во всем и очень воинственным. Об этом говорит Сигват:

Больше всех метелей
Хильд изведал, щедрый,
И вождю надежной
Был поддержкой Эрлинг.
Он во многих бранях
Выказал великий
Дух, на поле первым
Шел, последним с поля.

Говорили, что Эрлинг был самым могущественным из всех лендрманнов в Норвегии. Детьми Эрлинга и Астрид были Аслак, Скьяльг, Сигурд, Лодин, Торир и Рагнхильд, которая была замужем за Торбергом сыном Арни. У Эрлинга в усадьбе всегда, и зимой и летом, было не менее девяноста свободных людей, и за обедом питье отмерялось, а за ужином каждый пил, сколько хотел. А когда поблизости были ярлы, то у Эрлинга собиралось не менее двухсот человек. Он никогда не выходил в море иначе, чем на ладье с двадцатью гребцами. У Эрлинга был очень большой корабль с сорока двумя скамьями для гребцов. Он всегда ходил на нем в викингские походы или, когда собирали ополчение, и тогда на этом корабле было не менее двухсот человек.

У Эрлинга в усадьбе всегда было тридцать рабов и, кроме того, всякая другая прислуга. Днем Эрлинг заставлял своих людей работать на него, а вечером или ночью он давал возможность тем из них, кто хотел, работать на себя. Он давал рабам землю, и они сеяли хлеб и снимали урожай. Эрлинг устанавливал размер выкупа, и многие рабы выкупали себя через полгода или год, а все, у кого было хоть сколько-нибудь удачи, выкупали себя через полтора года. На эти деньги Эрлинг покупал себе других рабов. Тех, кто становился свободным, он посылал на ловлю сельди или отправлял на другие промыслы. Некоторые расчищали себе участки и селились там, и каждому он чем-нибудь помогал.

Когда прошло двенадцать лет с тех пор, как Эйрик ярл начал править. Норвегией, к нему приехал гонец от его шурина Кнута конунга датчан. Кнут просил, чтобы Эйрик со своим войском отправился с ним на запад в Англию, так как Эйрик очень прославился с тех пор, как он выиграл две битвы, равных которым не было в северных странах: первой была битва Хакона ярла и Эйрика с йомсвикингами, а второй — его битва с конунгом Олавом сыном Трюггви. Торд сын Кольбейна говорит так:

Снова стану славить
Ярла: к Фрейру шлема
Самодержцы с дружбой
Послов посылали.
Призывая — просьбу
Князя разумею —
К себе на подмогу
Эйрика скорее.

Ярл быстро собрался и отправился в поход, а вместо себя оставил своего сына Хакона ярла, а своему зятю Эйнару Брюхотрясу он поручил править страной вместо Хакона, потому что тому было только семнадцать лет.

Эйрик приплыл в Англию к Кнуту конунгу и был с ним, когда тот захватил Лундунаборг. Эйрик сражался к западу от города. Там он сразил Ульвкеля Мудреца. Торд говорит так:

У Лундуна в брани
Тунд коня бурунов
Воевал, всесильный
Златовержец, землю.
Ульвкель — проливаю
Ливень Синдри — сгинул,
Там, где резал воздух
Булат остролезый.

Эйрик ярл оставался в Англии одну зиму и несколько раз сражался. На следующую осень он собирался отправиться в Румаборг, но умер в Англии от потери крови.

Кнут конунг много раз сражался в Англии с сыновьями Адальрада конунга англов, и победа была то на той, то на другой стороне. Кнут конунг прибыл в Англию в то самое лето, когда умер Адальрад. Кнут конунг женился тогда на Эмме. Детьми их были Харальд, Хёрдакнут и Гуннхильд. Кнут конунг заключил мир с Эадмундом, и каждый должен был владеть своей половиной Англии. В том же месяце Хейнрек Стриона убил конунга Эадмунда, и после этого Кнут конунг прогнал из Англии всех сыновей Адальрада конунга. Сигват говорит так:

С родом Адальрада
Крут был Кнут:
Кого побивал он,
Кого гнал вон.

Сыновья Адальрада конунга прибыли из Англии в Руду в Валланде к братьям своей матери в то самое лето, когда Олав сын Харальда вернулся туда с запада из викингского похода. Ту зиму они были вместе в Нормандии. Они заключили союз с условием, что Олаву достанется Нортимбраланд, если они отвоюют Англию у датчан. Осенью Олав конунг послал своего воспитателя Храни в Англию, чтобы тот собрал там войско. Сыновья Адальрада послали его со своими знаками к своим родичам и друзьям, а Олав конунг дал ему много денег, чтобы тот смог набрать войска. Храни оставался зиму в Англии и заручился дружбой многих влиятельных людей, и многие хотели, чтобы ими правил свой конунг, но засилье датчан в то время было так велико в Англии, что весь народ покорился им.

Весной Олав конунг и сыновья Адальрада конунга подошли к Англии в том месте, что называется Юнгуфурда. Они сошли на берег со своим войском и подошли к городу. Там уже собрались многие из тех, кто обещал им помощь. Они захватили город и перебили много народу. Но когда это стало известно людям Кнута конунга, они быстро собрали такое большое войско, что у сыновей Адальрада конунга не было достаточно сил, чтобы его одолеть. Сыновья Адальрада конунга решили тогда, что им лучше будет вернуться обратно на запад в Руду. Тогда Олав конунг расстался с ними, так как он не хотел возвращаться в Валланд. Он поплыл на север вдоль берега Англии до самого Нортимбраланда. Там он пристал к берегу в местности, которая называется Вальди. Он сразился с местными жителями, одержал победу и захватил много добра.

Олав конунг оставил там свои боевые корабли и снарядил два больших торговых корабля. Он отобрал себе двести двадцать хорошо вооруженных людей и осенью вышел в море. Он поплыл на север, и на море поднялась такая сильная буря, что опасность была велика, но так как люди у Олава были отборные и ему сопутствовала удача, все обошлось благополучно. Оттар говорит так:

Два ты, ратоводец,
Корабля по бурной
Хляби вел, и злобно
Вал на вас кидался.
Верно, быть бы этим
Древам рей в пучине,
Когда б не отвага
Дружин крепкодушных.
И еще так:
Вождь, бесстрашно в бурю
Вал одолевали
Ванта — кто надежне
й Их в беде? — дружины.
Шла ладья сквозь шквалы
По пажитям влажным,
Стройный киль в средине
Брег рассёк норвежский.

Здесь говорится о том, что, когда Олав вернулся в свою страну, он подошел к берегу в средней Норвегии. Тот остров, где они сошли на берег, называется Сэла, и расположен он недалеко от мыса Стад. Конунг сказал тогда, что в счастливый день они приплыли в Норвегию, потому что они пристали именно к Сэле, и в этом он видит хорошее предзнаменование. Когда они сходили на берег, конунг ступил ногой на глину, поскользнулся и упал на колено. Конунг сказал:

— Я упал.

Храни тогда говорит:

— Ты не упал, конунг, ты прочно встал на землю этой страны.

Конунг усмехнулся и сказал:

— Пусть будет так, если это угодно господу.

Они сели на корабли и поплыли на юг в Ульвасунд. Там они узнали, что Хакон ярл в Согне и ждет там попутного ветра, чтобы отправиться на север. У него там был всего один корабль.

Олав конунг не поплыл со своими кораблями обычным путем, а обогнул с юга Фьялир, повернул в Саудунгссунд и поставил там свои корабли по обеим сторонам пролива, а между ними натянул толстый канат. В это самое время в пролив вошел корабль Хакона ярла сына Эйрика. Они подумали, что в проливе стоят два торговых корабля и решили пройти через пролив между ними. Тогда Олав со своими людьми подтянули канат прямо под середину киля и стали натягивать его с помощью корабельной лебедки. Когда корабль был поддет канатом, его корма поднялась вверх, а нос погрузился в воду. Вода хлынула в носовую часть корабля, затопила его, и он перевернулся. Люди Олава конунга вытянули из воды Хакона ярла и всех тех его людей, которых они смогли схватить. Некоторых они убили, а некоторые утонули. Оттар говорит так:

Ты со всей оснасткой
Хаконова коня
Мачты взял, могучий,
Да к тому ж с мужами!
В отчину, востритель
Стрел, в край, твой по праву,
Шел, и ярл не в силах
Был с тобою спорить.

Хакона ярла привели на корабль конунга. Он был красив на диво. У него были длинные волосы, красивые, как шелк. Они были перетянуты золотым обручем. Когда он сел на корме корабля, Олав сказал:

— Правду говорят, что красив ваш род, но удача ваша истощилась.

Хакон говорит:

— Нельзя сказать, что у нас совсем нет удачи. Издавна так бывало между вашими и нашими родичами, что если сначала одни и оказывались побежденными, то потом они брали верх, а мне еще не так много лет. Мы не были готовы к бою и не ожидали нападения. Может быть, в следующий раз нам больше повезет, чем сейчас.

Олав отвечает:

— Не кажется ли тебе, ярл, что похоже на то, что тебе уже больше не придется ни побеждать, ни терпеть поражения?

Ярл отвечает:

— На этот раз, конунг, все в вашей власти.

Олав говорит:

— А что ты мне обещаешь, ярл, если я отпущу тебя целым и невредимым?

Ярл спрашивает тогда, что Олав от него за это потребует. Конунг говорит:

— Ничего, кроме того, что ты должен уехать из этой страны и оставить свои владения и поклясться, что с этих пор никогда не будешь воевать против меня.

Ярл отвечает, что так тому и быть. Тут Хакон ярл дает клятву Олаву конунгу, что он никогда не будет воевать против него, не будет стараться отнять у него Норвегию и не будет выступать против него. Тогда Олав отпускает Хакона ярла и всех его людей. Ярл сел на свой корабль, и они уплыли. Сигват скальд говорит так:

Конунг дерзновенный,
Сам назначил встречу
Ты с Хаконом ярлом
Юным в Саудунгссунде.
Ярл, второй средь первых,
Не ушел он этой,
Муж, знатнейший в странах
Датской речи, встречи.

Магазин стим аккаунтов тут